МЫ - БОГИНИ

2 548 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Шебзухов
    Владимир Шебзухов "Богиня" Притча: Жена - Бо...
  • Владимир Шебзухов
    Владимир Шебзухов "Трагедия богини" читает автор (видео) https://youtu.be/4UNB-uUJCPg Притча: Жена - Бо...
  • Надежда Парасовская
    В меня кидали бомбы, разрывая Измученное сердце на куски… Мне было не до ада или рая, Лишь боль, что не подал никто р...Будь счастлива вс...

Сила детской молитвы

Сила детской молитвы

Халдейский священник пригласил Рамзеса XII посмотреть в хрустальный шар, объяснив, что при этом нельзя смотреть по сторонам.
«Великий Рамзес, преосвященник Амона, видишь ли ты в этом шаре искры?»
«Да, я узнаю белые искорки, которые похожи на пчел, вьющихся над цветком.»

После нескольких видений в шаре, мгновением позднее, фараон удивленно увидел стаю серебряных птиц, вылетающих из храмов, дворцов, улиц, с нильских лодок, из деревенских хижин, даже из рабочих цехов. Сначала они быстро, как стрела взмывали в небо, но вскоре сталкивались в небе с другими птицами серебристого оперения, которые преграждали им путь, ударялись с ними изо всей силы – и обе падали замертво на землю. 
Это были противоречащие друг другу молитвы людей, которые взаимно препятствовали достижению их Трона Вечности.

Фараон напряженно вслушался. Сначала он не слышал ничего, кроме шелеста крыльев, но вскоре он мог различить некоторые слова. Так он услышал некоего больного, который молил о своем здоровье и исцелении; одновременно он услышал врача, который молился о том, чтобы его пациент как можно дольше оставался больным. Некий хозяин просил Амона о том, чтобы его хлев и амбар был защищен; а вор протягивал свои руки к небу и просил о том, чтобы беспрепятственно увести чужую корову из хлева и унести мешок с чужим зерном.

Их молитвы разлетались, как камни из пращи. Путник, молясь, кидает песок в кучу, ему хочется ветра с севера, который должен принести ему капли воды; а моряк в мольбе касается лбом палубы, чтобы еще неделю дули ветры с востока. Крестьянин хотел бы, чтобы высохло болото после разлива Нила; а бедный рыбак хочет, чтобы болота никогда не иссыхали. Все эти молитвы разрушали друг друга и не достигали божественных ушей Амона. 

Величайший шум господствовал в каменоломне, где закованные в цепи преступники с клиньями дробили гигантские скалы, которые были погружены в воду. Там молилась группа дневных рабочих о том, чтобы скорее настала ночь, и они могли лечь спать, а в это время группа ночных рабочих била себя в грудь с заветным желанием, чтобы солнце никогда не зашло. Тут молятся торговцы, которые покупают отколотые и обтесанные камни, им хочется, чтобы все больше преступников работало в каменоломне, а напротив поставщики продовольствия лежат ничком и стонут, чтобы чума уничтожила всех рабочих, способствуя большей заслуге поставщиков. Так и молитвы людей из рабочих цехов также не попадали на небо. 

На западной границе фараон разглядел две воюющие армии. Обе молили Амона об уничтожении врага. Ливийцы желали египтянам позора и смерти, египтяне проклинали ливийцев. Молитвы одной и другой стороны наталкивались друг на друга как две стаи ястребов и падали вниз в пустыню. Амон их даже не замечал. И куда только не падал усталый взгляд фараона, везде было то же самое. Строители молили о покое и уменьшении налогов; писари о повышении налогов и чтобы работа никогда не заканчивалась. Священники молились Амону о долгой жизни Рамзеса XII и уничтожении финикийцев, которые вредили их денежным операциям; другие требовали у Бога защиты для финикийцев и позволить Рамзесу XIII быстрее подняться на трон, чтобы он мог положить конец произволу священников. И во всем мире таким образом господствовал раздор.
Каждый хотел для себя того, что другого наполняло страхом; каждый молил о собственном счастье, не спрашивая, не причинил ли этим ближнему вреда. Именно поэтому молитвы не достигали своей цели, а божественный Амон, которого не достигал ни один голос с земли, положил руки на колени и все больше углублялся в исследование собственной божественности. А земля все больше зависела от слепого случая. 

Неожиданно фараон услышал женский голос: «Бездельник! Маленький бездельник! Возвращайся в хижину, проказник, пришло время для молитвы». «Сейчас, сейчас!» - отвечал детский голос.

Фараон взглянул в этом направлении и увидел бедную глиняную хижину писаря, который отмечал поголовье скота. Хозяин писал прямо под лучами вечернего солнца конец списка, а в это время его жена растирала камнем пшеницу для лепешки, а перед домом шестилетний мальчик смеясь прыгал как маленький козлик. Видимо, его опьянял ароматный вечерний воздух. 

«Бездельник! Маленький бездельник! Сейчас же иди сюда молиться!» - снова позвала женщина. «Да уже сейчас, сейчас!» И снова он убегал и радовался, как все замечательно. Когда мать, наконец, увидела, что солнце исчезло в песках пустыни, она отложила свой камень, вышла и стала ловить прыгающего как жеребенка мальчика. Он сопротивлялся, но был побежден материнской силой. Мать быстро завела его в глиняную хижину, поставила на пол и держала его рукой, чтобы он снова не ускользнул. «Не спорь, - сказала она, - подогни под себя ноги и сядь прямо, сложи ручки и подними их вверх.…Ах, невоспитанный ребенок!»

Мальчик знал, что ему не отвертеться от молитвы, и, чтобы скорее снова выйти из дома, он протянул руки к небу, кротко поднял глаза вверх и молился тонким пронзительным голосом:

«Я благодарю тебя, хороший Бог Амон, что ты защитил сегодня моего отца от всего злого, а маме дал пшеницу для лепешки – и что еще? – что ты создал землю и небо и дал нам Нил, с помощью которого мы зарабатываем себе хлеб – и что еще? – А, я знаю! – я благодарю тебя также за то, что снаружи все так красиво, что цветут цветы, поют птицы, а пальмы приносят сладкие финики. И за все хорошие вещи, которые ты нам подарил, тебя все должны любить так, как я, и тебя еще больше восхвалять, чем могу я, потому что я еще маленький и еще глупый. Ну, достаточно!?» 

«Злой ребенок! – проворчал писарь, наклонившись над своим списком. – Злой ребенок, который так небрежно восхваляет Амона». 

Тут фараон увидел в чистом шаре нечто чудесное: молитва шаловливого мальчика взлетела как жаворонок в небо, поднималась, сталкиваясь с птицами, все выше и выше к трону, где вечный Амон с руками, сложенными на коленях, глубоко задумался о собственном всемогуществе. Затем она поднялась еще выше к Главному Богу и пропела ему тонким детским голосом в уши: «И за хорошие вещи, которые ты нам подарил, все должны любить тебя, как я». При этих словах Божество открыло глаза, и мир озарился лучами счастья. От неба до земли установилась тишина. Все страдания, все страхи и вся несправедливость ушла. Свистящие стрелы остались висеть в воздухе, лев остановил свой прыжок на олениху, не жужжала палка, опускающаяся на спину раба, больные забыли про свои страдания, заблудившийся в пустыне – про свой голод, а пленник про свои цепи. Во всем мире воцарился такой покой, что солнце уже должно было зайти за горизонт, а его держало сияющее божество.

Фараон пришел в себя. Перед собой он видел маленький стол, на котором стоял черный шар, а рядом священника: «Нашел ли ты человека, чья молитва достигла трона Вечного?»
«Да", - ответил фараон. «Кто он – князь, рыцарь или пророк?»
«Он маленький шестилетний мальчик, который ни о чем не попросил Амона, но за все поблагодарил». «А ты знаешь, где он живет?» - спросил халдей.
«Я знаю это, но я не хочу красть силу его молитвы для себя. Мир, Бероэс, это огромный ураган, в котором люди от бед будут кружиться как песчинки. А ребенок дарит людям своей молитвой нечто, чего не могу я: некоторое время забвения и мир… Понимаешь ли ты?» Бероэс молчал....

Картина дня

))}
Loading...
наверх